Вверх
Вниз

Проект "ЛИС"

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Проект "ЛИС" » Главные пещеры Альянса Горного Рассвета » [Эпизод 7] Взгляд со стороны


[Эпизод 7] Взгляд со стороны

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время и место действия:
Последние сутки августа, день
Главные пещеры Альянса Горного Рассвета, каменная площадка
Роли:
Ас, 30 лун;
Изморозь, 42 луны;
Туман, 17 лун;
Рокот,  6 лун;
Таволга,  5 лун;
Мыс, 6 лун.
Очередность постов:
1 круг очереди: Ас » Изморозь » Туман
2 круг очереди: Таволга » Мыс » Рокот
Свободная очередь: Жало
Описание эпизода:
Едва солнце лениво перелезло через пики гор, дабы залить своими лучами горное озеро и возвышавшуюся над ним каменную площадку, все лисы, даже те, что пару часов назад хмуро выглядывали из своих уютных пещер, поспешили наружу.
Прекрасная погода держалась уже несколько дней, что некоторые старики громогласно объявляли добрым знаком, предвещавшим молодым лисятам удачу в их первом дозоре. Кому, как не им знать всё о приметах? Но сами лисята, еще с утра заполонившие окрестности главных пещер, не обращали на погоду ровно никакого внимания, впрочем, как и на старших, и лишь сновали повсюду в поисках новых знакомств и приключений.
Взрослые, скинувшие семейные узы и теперь шутливо обменивавшиеся новостями и прошедшем сезоне, также переходили с места на места, лениво грели бока, да наслаждались предоставленной свободой.
До каких-либо официальных объявлений еще целые сутки. До выхода на опасные территории Альянса - двое. Каждый занят своими делами, и, зараженный доброжелательной атмосферой, даже не роет другому яму.
Но, всё-таки, в этом празднике кончающегося лета наступает момент, когда молодежь должна впервые предстать перед очами доверенного. Кого-то всё еще приводят запоздавшие родители, кто-то приходит сам - лис выстраивает их перед собой на перекличку, а заодно решает проверить, как подготовлены будущие дозорные к походу, и чего можно от них ожидать.

0

2

С тех самых дней, как его судьба висела на тонком волоске от оглушительного провала, Ас особенно ценил прекрасные минуты сна. И было это потому, что тогда, в те самые мрачные дни сокрушительных неудач, этот самый сон был явлением настолько редким, коротким и часто прерываемым, что насладиться им не было никакой возможности. Сначала это были тяжкие душевные стенания, затем – до последнего дня – долгие испытания, усиленные тренировки…
Но в такой день нельзя было не проснуться раньше. Последние дни лета – вообще неплохой повод для бессонных ночей, но Ас, не будучи романтиком, просыпался по другим поводам.
Как и каждое ранее утро, лисий лагерь был погружен в благоговейную тишину. Небо играло обрывками пурпурных облаков, а из-за гор, как во время глобального затмения, выглядывало золотистое гало. Тени выступов в ужасе вытянулись, надеясь еще поглотить полземли, но сил их не хватало даже чтобы прокрасться к теплым щелкам и трещинам.
«Кто-то сейчас так же тревожен, как и я когда-то…» - эта мысль вспыхнула случайно, подневольно, но белоснежный, съежившийся у самого входа в свое жилище, глядя в розоватое небо, позволил этой мысли охватить его до кончиков вибрисс, чтобы – от безделья, видимо, углубиться в воспоминания.
Прижав к затылку уши, кареглазый подавляет зевоту и медленно выползает из своей норы.
Земля оживала. Оживали и прочие создания, включая и гордые лисьи силуэты, являвшиеся из нор одни за другим, сначала медленно и неспешно, затем – все оживленнее и даже как-то радостно.
Ас не спеша потянулся и распушил белоснежную грудь, с толикой гордости и величавости осмотрев каменную площадь. Он лишь мельком окинул показывающиеся из нор морды, пытаясь высмотреть в них кого-нибудь наиболее знакомого, но ни его собственных отпрысков, приведенных ровно год назад, ни редких друзей в этих мордах не было. Молодняка господне Ас даже поименно не знал, но это было поправимо…
Фыркнув, лис окончательно оставил свою пещеру и навострил уши. Ему было интересно, что же коснется его уха первым, чьи слова станут знамением дня и умудрится ли кто-нибудь хоть немного ошарашить светлого самца.
Но пока среди лисьего общества стоял лишь тихий ропот, выслушать который оказалось не так уж и просто. Что же, во всяком случае, это занятие позволило Асу настроиться на рабочий лад, ведь на его плечах лежали важные организационные вопросы.
Он задрал голову к небу. Конец августа… Ни сильного ветра, ни каких-либо особых холодов – обстановка стояла чудесная, и все же, вспомнив о работе, светлый лис несколько помрачнел.
«Сто двадцать четыре объекта», - вспоминает пушистый и напряженно вздыхает. Эта цифра не покидала его головы на протяжении всего прошедшего дня, она же всплыла и теперь. Нынешним посвященцам придется крайне нелегко, и, хоть самого лиса это никак не касалось, он был в легком негодовании. Как же так вывернуться и не истребить ненароком целое племя лисят?
«Что же, я не разберусь с этим до тех пор, пока вся эта орава не соизволит обратить на меня внимания», - опять же отметил про себя белый и медленно присел. Впереди еще был целый день, надо было позволить пришедшим собраться и обосноваться, а пока он просто понаблюдает за ними со стороны – тоже, как ни как, полезно.

0

3

- Изма! - донёсся зычный зов с порога родной пещеры атамана Альянса Горного Рассвета, - Эге-гей! Выходи, старая карга, а то совсем омедвежишься в своей берлоге.
Вход перегородила изящная самочка, краса и гордость которой был светло-серебристый мех. Молодая мать и подруга Изморози. Этой хитрой морде удалось обзавестись потомством в первый же период гона, который она застала после обряда взросления. С той поры Изма её и заметила. Заря была очень общительной, но не особо шумной самкой. Могла разыграть драму, могла насмешить, улыбнуть, окрестить атамана "занудой века", но быстро успокаивалась и притихала, стоило Лютой ту призвать к порядку. Сейчас шум был ничем иным, как приглашением идти вместе к главным пещерам. Благо, не так уж далеко они были. Изма хоть и была атаманом, но жила несколько обособленно. Соседей у неё было мало, но каждая альянсовская морда знала, где её обычно можно найти. Только вот редко пользовались этой информацией - к атаману обращались исключительно по делу, ибо как объект для обсуждения сплетен, разведения пустой болтовни и того подобного этот иерархический элемент Альянса рассматривался только в тех случаях, если лис совсем не знал белошкурую и её реакцию на такие выходки. Вам живенько зачитают, как следует обращаться по правилам к вышестоящим, да ещё добавит приправу в виде моральных норм. Вуаля! Наш пирог "Занудищная педантка" готов - осторожно, он горячий.
"А как же немногочисленные друзья Измы?" - спросите вы. О, эти уникальные индивидуумы привычны и к педантичности, и к ворчанию Лют. Что они находили интересного в таком общении? Ну, помимо того, что Изма могла отчитать даже взрослого лиса, как нашкодившего щенка, она ещё была горазда рассказать интересную историю и опытом могла поделиться. Вообще если хотелось получить какую-нибудь интересную информацию, кроме банальных, пусть и нужных, докладов дозорных о численности пернатых врагов на Скалах, то можно было смело топать к атаману. Благодарным слушателям лисица редко отказывала в этом. Вот только вначале вам придётся завоевать её внимание, проявив вежливость и воспитанность, а также немалую долю очарования. Потому просить стоило аккуратно и деликатно. Но коль сможете подружиться с этой "белой и пушистой ворчалкой", как говаривал Сумрак, то можно будет себе позволить даже такое панибратское обращение, какое изрекла Заря, зовя подругу вылезать из норы и бодро топать на всеальянсовое собрание лис. В конце концов, как атаман, Изморозь не могла проигнорировать такое событие, как просвещение молодняка в дозорные и полноправные члены Альянса.
- Не голоси, пчелу тебе в печень, - недовольно пробубнил миниатюрный "белый лев" всея Альянса, высовывая нос из норы, а затем вывернув шею вбок на звук тихого "фыр". Заря была не одна, её выводок был с ней, и лисята в этот момент активно подпихивали друг друга, явно сгорая от нетерпения в предвкушении вступления во взрослую жизнь. Ступив на поле у главных пещер и попрощавшись с родителями, каждый из них будет отныне предоставлен самому себе. Их было четверо, и если трое юных дарований были шумными и шебутными, то четвёртый - тихая белая ворона, которую почти не брали в совместные игры. Что ж, придётся себя преодолевать. Живя в обществе, ты не имеешь возможности совсем от него отгородиться.
- Готовы?
Изморозь поравнялась с Зарёй, оценивающим взглядом скользя по мордашкам молодняка. Конечно, пока им кажется, что жизнь - это своего рода тоже большая игра. Но когда эта самая жизнь их успеет немного "побить", произойдёт смена приоритетов и переоценка мнений и ценностей.
- Хотелось бы верить. Самому младшему приходится тяжелее всех, но он усердно учится.
Впервые в голосе подруги послышались нотки волнения. Конечно, семейные узы будут разорваны, лисица удалится в свою нору и отныне будет заботиться лишь о своём выживании, о своей прокормке. Но как же забыть, что ты рожала эти непоседливые комки меха? Само собой, было не всё равно, что из них вырастет. Хотя бы и с точки зрения их полезности для Альянса.
Лютая коротко ткнулась чёрным носом в плечо подруги, мол, не переживай - коль есть в них толк, то выживут. Жизнь всё расставляет на свои места. И всех.
Белая и серебристая лисицы пустились в недлинный путь. При этом Заря была рада погреть уши атамана свежими новостями, в том числе и тревожными. Оказывается, в этот раз в орлиных гнёздах приличное пополнение пернатого рода произошло. Это должно было сильно осложнить испытание лис - одно дело, когда за тобой следит пара глаза, и совсем другое, когда десяток пар. При таком раскладе молодняку придётся туго - любая ошибка может стоить жизни. Причём не только тебе одному.
Самки быстро вышли к месту сбора, где скоро листу будет негде упасть - сплошной меховой ковёр, сотканный из лисьих тел. Лютая вышла вперёд, оказавшись на небольшом уступе и взирая на столпотворение сверху вниз. Лёгкий ветер трепал густой белый мех и заставлял немного щурить глаза. Чуть пошевелив подушечками пальцев и поскребя когтями по камню, она медленно выдохнула. Лисица словно хотела почувствовать под лапами землю, что она любила и готова была защищать вместе со своими соплеменниками. Изморозь прикрыла глаза, покуда Заря возилась со своим потомством, подталкивая лисят к сборищу такой же мелюзги, чтоб шли знакомиться и заодно прощаясь - к несчастью, лишь с одним родителем. Отец семейства, увы, не дожил до осени. Светлая память да вкусных мышей в ином мире - более нечего добавить.
Уши лисицы слегка подрагивали, выуживая из общего гвалта обрывки фраз. Вон в одном углу активно обсуждают, кому каким трудом удалось воспитание своих "цветов (хотя у некоторых были натуральные кактусы) жизни", в другом кружке друзей-товарищей без умолку мусолили тему испытания. Видно, слух уже прошёл меж рядами лис, и теперь все переживали, как мелкие комки меха смогут пережить этот самый важный день в их жизни.
- Птиц слишком много! Это слишком опасно. Может, стоит отменить обряд?.. Я имею в виду, им же не обязательно проходить его именно таким путём? Можно что-то придумать. Какое-то новое задание.
Оба глаза - и карий, и льдисто-голубой - резко распахнулись, и прежде чем Заря успела моргнуть, её подруга уже сорвалась с места и понеслась к тому месту, где услышала ересь - неудержимой лавиной обрушиваюсь на говорящую.
- В чём дело? - коротко и строго спросила атаман, сверля взглядом лисицу. Она знала её - одна из ленивых особей, что ходили в дозор с пинка или получив хворостиной по пушистой заднице, любили поспать до безобразия долго и ели до отвала, а как критиковать действия вышестоящих и иных соплеменников - так первая. И считает себя правой, без всяких намёков на здравый смысл.
- Ну... я... Я подумала, что лисятам будет проще пройти обряд где-то, кроме Скал, - неуверенно отозвалась самка, которую Изме уже доводилось осаждать, словно разогнавшуюся лошадь, - Мы же не хотим, чтобы из них никто не вернулся!
Это должно было, видимо, прозвучать, как оправдание, но вышло совсем наоборот - жалконькая такая "подпорка" собственного мнения, построенного на страхе.
- Суть не в упрощении им задачи, а в том, чтобы они столкнулись с опасностями жизни, с которыми им придётся бороться до самой смерти. И преодолели их. Не смогут сейчас - не смогут и потом, - возразила лиса резким перечёркиванием чужого мнения. Спорщица пыталась ещё что-то добавить, но Лютая одним взглядом заставила самку замолчать.
- Лучше бы позаботились о том, чтобы ваши отпрыски были готовы к испытанию, а не думали, как им его облегчить. А выучив, верили в своих потомков.
Это она сказала уже всем присутствующим, в том числе и тем, кто ютился в соседних "кружках по интересам". Прочертив со свистом хвостом в воздухе этакий зигзаг, Изморозь пошла прочь, двигаясь в толпе почти свободно - лисы расступались и отодвигались с дороги, явно не желая попасть под горячую лапу. К счастью, белошкурой быстро попался на глаза Ас. Где доверенный, там рядом и предводитель найдётся. Сократив расстояние между собой и белоснежным так, чтобы их разделяло не более пары-тройки хвостов, Лютая коротко кивнула Аск, не желая лишний раз говорить - уже достаточно "понасиловала" голосовые связки при произнесении недавней пафосной речи.

0

4

Туману не слишком-то и хотелось сегодня появляться у Главных Пещер. Как всегда, в последний день августа там собиралась тьма тьмущая лис, а галдеж стоял такой, что, казалось, все местные сойки решили устроить перекличку. Пронзительные крики, хохот и постоянный бубнеж. Носящиеся под лапами крохотные комки меха, постоянно норовящие отправить тебя на землю и втоптать в нее. Да-да, с этих лисят станется. Тем более, только посмотрите, сколько корма орлам наготовили давешние родители. Такие сметут – даже мигнуть не успеешь.
А приятная погода так и манила податься к границе. Туман любил ходить в дозор. И сегодня был преотличный денек, чтобы размять лапы, пробежавшись по подсушенной солнцем траве, распугивая кузнечиков. Можно было даже поохотится на стрекоз – все-равно никто не заметит. Лишь закоренелые холостяки предпочитают держаться от Главных Пещер подальше в этот день.
И все-же самец предпочел отправиться к месту сбора молодежи.
Ох уж это любопытство.
Ему было любопытно посмотреть на лисят, которых приведут с собою его однолетки. Было в этом что-то неправильное – всего год назад молодые родители сами были такими вот недотепами, с ужасом и предвкушением ожидающим предстоящих изменений. Многие морд запомнились Туману именно такими, и лис совершенно не ожидал увидеть в них состоявшихся родителей, которые теперь сами отдают на волю судьбы и орла собственных потомков.
Это лишь усиливало чувство отчуждения и навевало какую-то грусть, странные мысли о непонятной потере. Впрочем, Туман не был склонен к меланхолии и не собирался погружаться в запутанный лабиринт собственных ощущений и воспоминаний. Все-равно даже мудрейшие из лис еще не сумели найти из него выхода. Так к чему же попусту тратить сое время?
Не стоит разбираться в себе. Лучше поддаться ветру собственных ощущений и последовать туда, откуда он дует.
Тиш появился у Главных Пещер в самый разгар веселья. Пусть он и ожидал столпотворения, но все же количество собравшихся поразило лиса, заставив усомниться в правильности принятого им решения. Где-то слева уже разгорался огонь скандала, и Туман услыхал резкую отповедь атамана. Любопытство тут же взяло верх над неуверенностью, и самец стал пробираться следом за уходящей прочь Изморозью. Дело это непростое, однако ловкий лис как-то ухитрялся проскальзывать между собратьями и не наступать им на лапы.
А вот и давешний доверенный. Туман был уверен, что Ас не заметил его среди собравшихся лис, потому почти сразу юркнул в сторону, устроившись так, чтобы слышать каждое произнесенное доверенным и атаманом слово, но при этом не попадаться им на глаза. Мало ли. Только юркни у начальства перед носом, и те сразу же найдут для тебя неотложное дело. Так уж они устроены.

0

5

Все шло просто замечательно. Таволга уже совсем освоилась и теперь чувствовала себя куда увереннее, чем в начале утра. Лапы ее не знали покоя, лисенок носилась среди взрослых, путалась под лапами и уносилась прочь под гневные оклики. Это забава нравилась ей все больше и больше.
Потом она и парочка ее новых приятелей обследовали парочку ближайших пещер. Далеко молодые лисы не забирались, осторожничая в новом месте. Однако и увиденного Таволге хватило. Пещеры привели в неописуемый восторг. Огромные, теряющиеся по тьме своды, громадные, по ее меркам, тоннели так разительно отличались от ее родной норы, что лисица даже забеспокоилась, смогут ли они отсюда выбраться. Не представляет ли эта сеть запутанные переходов огромный лабиринт, из которого нет выхода?
Но выход, конечно же, нашелся. Что за глупые мысли одолевали Тави там, позади? Лисенок сразу же позабыла собственные страхи, стоило только ей выбраться на свет. Она даже решила еще раз прогуляться по пещерам, как только следующая группка лисят соберется туда наведаться.
Ну а пока она отдыхала, щурясь на яркое солнце. Погода стоила просто замечательная, и настроение у Таволги было соответствующее. Она была не прочь еще пошалить, сил у нее хватало. Казалось, можно было бы целый день носиться туда-сюда. Но творить шкоды одной не интересно, нужно найти верных соратников.
Мятлик куда-то запропастился, и это лисенка огорчало. Вот кого можно без проблем подбить на новые подвиги. А так сиди себе в одиночестве, жди неизвестно чего…
Ага, вот и нечто примечательное. Таволга приметила какое-то движение среди взрослых. Белошкурая лисица стрелой пронеслась мимо лисенка, и Тави тут же подорвалась с места. Она не сумела расслышать слов, однако повышенные тона дали ей понять, что намечается настоящий разнос.
Однако когда малышка подоспела к месту происшествия разнос уже подошел к концу. Собравшиеся лисы поспешно расступались перед белошкурой разноглазой лисицей, разгневано шествующей по своим делам. Выглядела самка действительно грозно, но могло ли это остановить скучающую Таволгу? Конечно, нет.
Грех было не воспользоваться ситуацией, тем более, что свободного места рядом с разноглазой хватало. Таволга взяла разгон и кинулась белошкурой прямо под лапы. Маленький лисенок проскользнул прямо у лисицы под хвостом, залихватски голося во все горло. И прежде чем разноглазая успела ее остановить, Вредина ринулась в толпу, затерявшись среди соплеменников.
Маленький рост теперь казался Таволге большим преимуществом.

0

6

Медленно нарастают голоса, оживают души, наполняются жизненным теплом тела. С одной стороны, от прежней тишины не осталось ничего, кроме мимолетного воспоминания. С другой же – этой тишины будто никогда и не существовало, так уж незаметно каменная площадь наполнилась гулом чужих гласов.
Кареглазый, сосредоточив свой взор не невидимой для остальных точке, внимательно прислушивался к бушевавшему вихрю слов. Они обрывками долетали до доверенного с самых разных уголков территории, заставляя его интуитивно додумывать начала и концы предложений, предугадывать, кому же сии слова принадлежали…
«… погода хорошая. Говорят, благой знак…»

«… И не говори. Воспитание - это тебе не в кустах бока вылеживать…»

«…Материнство сильно испортило ее. Ты видела, как она исхудала?..»
Все это мутной невидимой россыпью окутывало белоснежное тело, лишь отчасти занимая самца. Сам он был молчалив и так и не соизволил влиться ни в один из образовавшихся кружков, словно ни в одном из них ему не было никакого места. В прочем, отчасти это и было его личной правдой – Ас всегда держался несколько обособленно ото всех, не из своих капризов, конечно. Теперь, пожалуй, от этого осталась только привычка да нелюбовь к шумным собеседникам.
Кстати, о шумных собеседниках…
- Лучше бы позаботились о том, чтобы ваши отпрыски были готовы к испытанию, а не думали, как им его облегчить. А выучив, верили в своих потомков.
Эту фразу пропустить мимо ушей нельзя было. Она разнеслась по всему периметру территории пещер, тут же приглушив все остальные голоса. На какое-то мгновение на скалах наступила тишина – ни один лис не посмел рисковать тем, чтобы не обернуться на говорящую. Пробудил этот громкий рокот и Аса, заставив того чуть удивленно прищурить глаза и, приподняв одну бровь, направить свой взор на толпу. В отличие от прочего гвалта, эти слова и этот голос не узнать было невозможно, так что доверенный без особых затруднений определил – атаманша.
Обычно не одобряющий каких-либо даже легких конфликтов, на этот раз Ас остается в стороне. Во-первых, как такового конфликта и не возникло – Изморозь тут же оставила побежденную оппозицию, не дав ей и шанса на реванш; во-вторых, слова атаманши и в целом были вполне дельны; ну, а в-третьих, пытаться хоть как-то умирить пыл лисицы было равноправно тому, что самовольно лезть в пожар с целью его затушить.
Вещь забавная, но относительно недолгая, как говорится.
Вздохнув с какой-то легкой удрученностью, хвостатый равнодушно проследил за тем, как из глубины лисьего рода выстраивается коридор, по которому, подобно королеве, вышагивает Изморозь. Встряхнув ухом, светлый лишь слегка приосанивается и, встречаясь с взором разноцветных глаз, вальяжным жестом кивает.
- Доброго утра, Изморозь, - не забывает о своей почтительности лис в своем приветствии. – Вы, как всегда, в прекрасной форме…
Было ли это иронией – неизвестно. Во всяком случае, сам Ас ни единым образом не пытался выказать насмешки над лисицей или ее «чудным» голосом. В прочем, всем достоверно известно, что доверенный вообще редко когда «шутил со взрослыми». Вот над дозорными можно – ну так, иногда.
С тех пор наступает заминка, ибо более лису сказать нечего – зачем утруждать атамана, она сама начнет разговор, если ей вдруг захочется. А у самца на плечах все еще остаются дела…
Вот одно из этих дел с диким визгом пролетает под лапами Изморози. Ас тут же ловит это чудо взглядом, но взглядом исключительно оценивающим, без капли умиления. Он мгновенно задумывается о том, как бы эта малышка с неизвестным пока для него именем выглядела бы на скалах перед орлом. Справилась бы? Вернется ли она после испытания? Лис не знал этого и даже не смел предугадывать.
«Сто двадцать четыре орла, - и вновь легкий скрежет души под шкурой. – Это будет интересно…»

0

7

Последние сутки августа. Конец лета. Впереди долгая холодная зима, сопровождаемая бесконечными вьюгами и метелями. Суровые морозы и обжигающие холодом ветра, упорно стремящиеся схватить голодных обитателей гор за бока и медленно вытягивать жизнь из их обладателей. Несомненно, эти дни наступят, но еще очень не скоро, а пока лисы Альянса наслаждались по-истине летним деньком.
Солнце стояло высоко, согревая своим теплом поверхность каменной площадки и слепя лучами сидящих внизу лис. Мыс прищурился, подыскивая себе место в тени. Вокруг куда ни глянь сновали лисы: взрослые искали в толпе знакомые лица, некоторые уже вели беседу, делясь между собой новостями о прошедшем лете, а молодняк весело резвился, отпуская разные шуточки, и старался познакомиться с наибольшим количеством собравшихся. А тем временем Мыс приметил уютное местечко, скрытое тенью, неподалеку от озера и медленно начал пробираться к нему. Здесь действительно оказалось неплохо. Летний ветерок, пролетая над гладкой поверхностью озера и создавая на ней легкую рябь, впитывал в себя влагу и приятно освежал белоснежную шкуру лиса.
Место, где сейчас сидел Мыс, слегка возвышалось над всей площадкой, открывая ему хороший обзор окрестностей. Тут он увидел знакомую белую шкуру Таволги, по игриво мечущемуся хвосту и озорному взгляду которой было не трудно догадаться - она что-то задумала.
"Хм. Что же сейчас будет?" - не успел подумать лис, как та уже со скоростью света бросилась наперерез другой, незнакомой ему, лисе. В ожидании того, что сейчас произойдет, Мыс даже привстал и слегка наклонился в сторону происходящего, навострив уши, чтобы ничего не упустить. А Таволга прыгнула прямо под лапы взрослой лисы, чем здорово ее ошарашила, и тут же скрылась в толпе зевак, которые теперь оглядывались по сторонам, пытаясь понять что же произошло.
Мыса это здорово рассмешило и теперь он, широко улыбаясь, взглядом пытался отыскать хулиганку в толпе.
"Присоединиться к ней что ли?"

0

8

Рокоту определенно нравилось быть взрослым. Если точнее - быть достаточно взрослым, чтобы самостоятельно решать куда идти и что делать, но не настолько, чтобы ему уже могли что-то приказывать и отправлять в дальнюю даль сидеть на скучных камнях и считать птиц. Это было важно, общественно полезно и, как говорил его любящий нотации отец, могло показать лисенка незаменимым членом альянса. И Рокот нисколько не сомневался в том, что проявит себя в этом деле исключительно с лучших сторон. Но только потом. А сейчас, пока о будущем можно было не задумываться, ему было куда интереснее сидеть на более близких родных и знакомых камнях и считать лис.
Только просто сидеть пока не очень получалось.
После утренних приключений с компанией лисят Рокот оставил новых знакомых у пещер, а сам предпринял стратегическое отступление к озеру, где вдоволь набил свой живот ледяной горной водой. От её переизбытка у него, было дело, серьезно свело мышцы, и лишь сейчас, спустя час, он всё же вернулся на каменную площадку, где теперь тяжело отдувался после тяжелого подъема.
Его шатало. В животе не просто рокотало: там шумело, бурчало и жутко кололось холодными иголками. А при каждом шаге еще и так отчетливо булькало, что Рокот оборачивался - не пошло ли озеро за ним следом погреться на скалах. Окружающих все эти звуки, доносившиеся из раздавшегося вширь пуза, нисколько не смущали - они их вряд ли даже слышали. Но лисенок был уверен - еще немного, и его не начавшейся карьере великого дозорного придет конец.
Радовало только одно: хотя бы о еде можно было не думать еще пару дней - перед выходом из отчего дома он успел обглодать плотного грызуна и закусить подозрительными извилистыми корешками. Видимо от них, решил лисенок, жажда и схватила его своими когтями покрепче, чем иные орлы. И если бы не снег, который в столь прекрасный солнечный день решил почтить своим присутствием более отдаленные районы лисьих территорий, он бы утолил её не уходя с места событий. И уж точно не мучился бы сейчас от острого переизбытка жидкости в организме.
Вокруг наверняка происходило что-то необычайно занимательное. То, в чем юный смышленый, невероятно активный и харизматичный лисенок, каким себя данный субъект видел, мог принять самое живое участие. Но Рокот это что-то старательно пропускал. Он шел медленно, аккуратно, сжав зубы и производя как можно меньше резких движений. Со стороны он выглядел степенным и важным, но себя ощущал дряхлеющим стариком, получившим боевое ранение на грани совместимости с жизнью. Дабы решить, отправляться ли ему в последний путь, или же выходить на поправку, лисенок стал осматривать окрестности в поисках места, куда можно бросить своё тело. Внимание его привлек солнечный пятачок, откуда он смог бы следить за всем и вся, в то же время оставаясь абсолютно недвижимым. Но пока он передвигал в пункт назначения своё немощное тело, это местечко оказалось предательски занято.
«Ты...уфф...двинься.» - На большее у Рокота не хватило сил. И он устало повалился рядом с Мысом, тихо ойкая от каждого неловкого движения.

0

9

Туман испытывал некое подобие удовольствия, наблюдая за  всем происходящим со стороны. Сторонний наблюдатель, которого все эти беды ни касаются никаким боком. Матери и отцы еще не сбросили с себя чувство ответственности за подросших отпрысков, волнение чувствовалось, словно рябь на воде. Все эти лисы пока и не подозревают, какая оказия ждет их потомство в ближайшем будущем.
Туман видал выходку лисенка, решившего поиграть с Изморозью. Малыш выглядел совсем крохой, и Тиш предположил, что это чудо из позднего выводка. Такие лисята редко проходили испытание, так как инициация застигала их раньше, чем их старших собратьев. Казалось бы разница всего лишь в месяц – а на кону целая жизнь. Забавно, не так ли?
Лис встряхнулся и встал в места. Легко протиснулся среди собравшихся и добрался до Аса. Ему надоело отсиживаться в стороне, и теперь молодой дозорный желал лично соприсутствовать при разговоре двух вышестоящих особ.
Он почтительно кивнул доверенному и вежливо поздоровался с Изморозью. Лисица казалась бодрой и встревоженной. Кажется, кто-то не потерял форму за лето, за что честь ей и хвала. Многие матери так раскисали, что больше напоминали кротов, выброшенных на поверхность. Тыкались во все стороны и не понимали, что же им теперь делать. Для них за эти несколько месяцев вся жизнь сосредоточилась в лисятах. И для того, чтобы переключиться на иные дела, им потребуется немало времени.
-Кто-то из нашей молодежи достаточно ловок, - Туман кивнул туда, где среди взрослых затерялся игривый лисенок. – Большой плюс.
Еще посмотрим, как их шустрые лапы удержат их на скалах.
-Предводитель уже знает? – тихо осведомился Тиш у Аса. Предводителя в последнее время он не видел, а это плохой знак. Начальство обычно мелькает перед глазами, а если оно решило затаиться, значит, грядут трудные времена.
А может они что-то затевают?
Лис оценивающе воззрел на доверенного. По виду Аса не скажешь, а спрашивать бесполезно. Если уж доверенный решил что-то держать в тайне, из него клещами не вытянешь.

0

10

Довольная своей выходкой Тави остановилась только тогда, когда очутилась у одного из входов в главные пещеры. Лисенок жаждала погони и готова была при малейших признаках опасности юркнуть в темноту пещер.
Но к ее разочарованию, никто не гнался за ней следом. Взрослые пошумели-пошумели, да и забыли. Что за неприятность!
Погрустневший лисенок отправилась в обратный путь. Место, где она столкнулась с белой суровой лисицей малышка обогнула по широкой дуге, предпочитая не искушать судьбу.  Настроение у нее совсем испортилось, и теперь Таволга искала кого-нибудь из знакомых, чтобы затеять новую игру.
Найти новых приятелей в толпе почти невозможно. Тави дважды окликала лисят, похожих на Рокота. Но подбежав ближе, понимала, что это вовсе не они. Наконец ей улыбнулась удача, и лисенок вприпрыжку побежала к нежащимся на солнышке приятелям.
-Привет! – закричала она, огибая вставшего на ее пути серого лиса. Взрослый фыркнул на нее, недовольный такой суетой. Но Таволга даже головы не повернула. Она была уже в двух шагах от своей цели.
-Опять судьба свела нас вместе! – патетически провозгласила она, втискиваясь между лисятами. Радость ее была столь велика, что требовала немедленных действий. От того малышка лизнула Мыса в нос и тут же переключилась на Ракота. Ей хотелось потянуть последнего за хвост, но умник ухитрился так его запрятать, что лисичка дотянуться не могла. Потому она принялась тыкать его в морду лапкой.
-Вставай, сушеная корюшка! Ты выглядишь, словно летучая мышь после бурной ночи. Что случилось? – напустилась она на Ракота с вопросами.

0


Вы здесь » Проект "ЛИС" » Главные пещеры Альянса Горного Рассвета » [Эпизод 7] Взгляд со стороны